04:15 

Гера перед смертью

Жилейнэ
В жизни Геры не было места скорби. Если бы она позволила себе остановиться и оплакать всех тех, кто покинул ее, то никогда бы не смогла остановить потока слез. Рилот, лежащий в руинах после войны. Команда Спектра, растерзанная предательством изнутри. Кейнан, чье тело было погребено под толщей щебня и камней. Сабин, незрячими глазами смотрящая в ночное небо Мандалора и ярко-алый цветок лайтсейбера, расцветающий в ее груди под руками инквизитора. Чоппер, взорванный метким выстрелом ТАЙ-файтера. Зеб, падающий в бездонную пропасть, когда их флаер подбили.

Из изначальной команды Спектра осталась она одна. Эзра… больше не считается.

Хотя нет. Есть еще Мол. Есть маленькая Рей.

Когда Эзра убил Кейнана, Гера дала себе клятву, что не позволит тому больше убить ни одного дорогого ей человека. Эту клятву она нарушила уже столько раз, что сбилась со счета, но все еще продолжает бороться. Осталось совсем недолго.
Они скрылись с Молом и новорожденной Рей, бежали и от Империи, и от Восстания, не зная, кого Эзра уже успел переманить на свою сторону, и все равно всегда были на шаг позади. Когда новый Гранд-Инквизитор показал свое лицо, Гера впервые почувствовала, как страх ледяной хваткой сжал сердце, но продолжала уговаривать себя, что война еще не окончена, что ей есть, за что бороться. Когда ее семья умирала, она продолжала сжимать ручку маленькой Рей и повторять, что это временно.

Когда ей пришлось бежать в ночи вместе с пятилетней Рей и оставить Мола позади, стоящего на пути их преследователей, она не оставляла надежды вернуться. Когда на месте старого ангара, где они жили последние полгода, Гера увидела лишь развороченный кратер, она лишь прикрыла глаза маленькой Рей и сказала: «Он жив и вернется за тобой, малышка». Когда череда бесконечных прыжков привела их двоих на Джакку, Гера увидела в этом знак судьбы. Мол говорил, что здесь переплетаются нити Силы. Здесь, в их средоточии, Рей могла вырасти, не оглядываясь каждый день через плечо. Хаотические потоки надежно укрыли бы ее яркую ауру Силы от взгляда Эзры.

Они укрывали бы ее и от Мола, но Гера была уверена, что тот бы понял и одобрил ее план. Превыше всего на свете он ставил безопасность своей дочери, даже если бы это означало разлуку. И это была только разлука. Мол был жив. Он скоро вернется за дочерью.

Когда на базаре ее ухватила за руку пожилая фаллиинка и пробормотала, что старый ситх ищет ситхенка и ее зеленую мамочку, она не колебалась ни секунды. В ответ на жалобный взгляд Рей Гера лишь обняла девочку, сказала ждать ее и готовиться к возвращению папы. Она ни секунды не сомневалась в Моле.

В жизни Геры не было места скорби, но если бы она могла скорбеть, то скорбела бы сейчас о маленькой девочке с огромными зелено-охряными глазами, которой не было суждено дождаться ее отца. Она скорбела бы об одиноком забраке, чьи глаза, когда золото темной стороны Силы отступало под напором любви отца к дочери, были такого же зелено-охряного оттенка.

Она не скорбела бы о себе, прикованной к пыточной раме в застенках Первого Порядка в ожидании, когда Верховный Лидер соизволит допросить пленницу, персонально доставленную в его Цитадель под недоуменный шепоток офицеров.

Нет эмоций, есть гармония. Кейнан рассказал ей о кодексе джедаев, и сейчас Гера проговаривала про себя древние строки. Кровь тонкой струйкой сочилась по ее измочаленным запястьям, в венах разливался жидкий огонь наркотиков. Боль может ослабить внутреннюю сосредоточенность и позволит форсъюзеру проникнуть в ее воспоминания.

Нет страстей, есть покой. Только успокоившись, Гера могла размышлять здраво. В нынешнем состоянии у нее оставался только один выход.

Нет неведения, есть знание. Она знала, кто есть Верховный Лидер Первого Порядка, знала, что не может победить, но и знала, что не имеет права проиграть. Знала, что в этом мире есть вещи, которые следует защищать любой ценой.
Перед глазами всплыла счастливая мордашка маленькой девочки и робкая, неуверенная улыбка ее отца. Раз за разом в голове проносились воспоминания. Они ведь могли быть вместе еще долгие, долгие годы.

Нет смерти, есть Великая Сила.
Гера раскусила спрятанную в левом нижнем зубе мудрости капсулу с цианидом.
Кейнан всегда ждал ее. Он дождется.

@темы: сцены

   

Ядовитый ликорис

главная